Кровавый трон. «Театральное вече», день первый. «Кровавый трон Другие книги схожей тематики

Кровавый трон. «Театральное вече», день первый. «Кровавый трон Другие книги схожей тематики

Вера легла спать рано и сегодня вышла из дома тоже рано… Рано утром, когда ещё было темно. По дороге к Хелгену встретила девушку охотника, которой смогла продать немного съестного.

Проходя через сквозные ворота Хелгена, обнаружили, что во дворе поселились разбойники. Пришлось почистить двор. Благо в крепость они не заходили.

По дороге к Кровавому Трону собрала много снежноягодника. Дойдя до ворот окончания Скайрима, занялась добычей лунного камня у жилы, которую я знаю, и обнаружила ещё 2. Одна из них очень большая.

Дошли с Фендалом до Кровавого Трона, который представляет из себя форт, большая часть помещений которого заснежена. Здесь поселились преимущественно вампиры, трэллы вампиров и вампиры-ученики. Здесь же нашлось очень много всевозможных зелий, книг и простой утвари. Из книг обнаружился 5-ый том книги "Королева-Волчица", собрание которой я собираю. В заснеженных зонах блестит одна железорудная жила и одна серебряная. Войдя в следующий зал, проходя мимо одно из статуй горгулий, она внезапно ожила, но я как-то быстро с ней справилась. Противником она оказалась средним, но лёгким. При ней нашла эбонитовую руду. Перед входом в эти руины, я отдала Фендалу все посохи и одним из них он оживил только что убитую вампира-ученика, которая некоторое время сражалась на нашей стороне.

Мы вышли в заснеженную залу, где за столом сидело пара вампиров-учеников, которых я поразила из лука в скрытом режиме и произвела атаку в 2 раза сильнее обычной. В шкафах на полках спрятались микстура добавочной магии, зелье здоровья и микстура здоровья. В клетке, около подвесного деревянного моста, обнаружила мёртвую девушку-каджита. Ещё одна горгулья хранила при себе железную и золотую руды, гранат и аметист. Пройдя дальше нашли алхимическую лабораторию, точнее - стол. Нашли и спальню вампиров. Я слышала из-за двери как одна из вампирш негодовала, что им кто-то что-то запрещает, а они безумно хотят есть. Позже выяснилось, что этот голос принадлежал кровавому вампиру. Здесь вообще из вампиров все девушки. В одном из сундуков нашла сапфир, а на столике лежали 2 свитка: успокоение и страх. На книжной полке шкафа нашла большой камень душ. Здесь же находится клетка с волком. Волк хоть и был заперт, но Фендал не выдержал его завывания и оскала, да застрелил его. В этой жилой комнате есть ещё одна решётка, запертая на замок уровня адепт. Мы попали в следующую комнату, где нашли стол и сундук. На столе лежал "Свиток: Ярость". С другой стороны был ещё один замок уровня адепт, который открывал помещение с другой стороны. Хорошая возможность прокачать свои навыки. Нашла книгу "Инцидент в Некроме" автора Джонкилла Бот, повышающая навык по иллюзии. Когда вышли, попалась ещё одна вампирша, на которой была надета вампирская броня малого разрушения (заклинания разрушения расходуют на 12% меньше магии, а восстанавливается магия на 50% быстрее). Покинув это помещение, оказались на подвесном деревянном мосту, с которого в меня стрелял Мастер-вампир, которого я нашла только сейчас.

И так, я была уже более близка к цели… Открыла решётку, потянув за рукоять, и притаилась. Впереди меня, на возвышающемся балконе был трон, на котором сидел один из вампиров-учеников. Как только я нанесла скрытый удар из лука, прибежали 3 гончие смерти. В бою с ними, я опять подцепила Сангвинаре Вампирис. Ну, что ж такое… Никаких зелий не напасёшься. Недалеко была найдена серебряная жила.

На улице было прекрасно свежо, и мы решили прогуляться. Ночевать пришли на Поляну предков. Перед сном я выпила зелье исцеления всех болезней, поделилась с Фендалом и наконец-то заснула.

Кровавый Трон.

Охота на вампиров.

Внутреннее убранство.

Гаргулья - статуя.

Ожившая гаргулья вблизи.

Оживление вампира.

Жилая комната.

Деревянный мост.

Гончие смерти.

Великий посох очарования для Энтира.

Карта Планы

Кровавый Трон

Регион Владение Фолкрит Зоны Кровавый Трон Существа Вампир, волк Персонажи Вигхар Квесты Тёмный предок Рудные жилы 1 шт. Серебряных жил 1 шт. Железорудных жил Кровавый Трон (ориг. Bloodlet Throne ) - форт в игре The Elder Scrolls V: Skyrim .
  • Код локации:

BloodletThrone01

Описание

Представляет собой форт, большая часть помещений которого заснежена. Подходящее место для желающих подхватить вампиризм. В крепости слышен волчий вой. 7 вампиров, 2 трэлла-вампира, 4 волка, 7 мёртвых тел, которые вампиры поднимут на бой, будут сражаться на пути к Вигхару , их лидеру. Внутреннее расположение помещений в середине крепости такое, что в бой ринутся сразу более 5 противников. Сам Вигхар и ещё один вампир находятся на верхнем ярусе, в зале, где проводят смертельные бои между животными и захваченными в плен людьми. Это видно по мёртвым телам бандитов и клеткам в стенах арены. Путь в зал арены закрыт решёткой, справа находится кольцо для её поднятия.

Предметы

  • Учебник «Инцидент в Некроме» (навык «Иллюзия»).
  • Ртутная руда - 1 жила, на юго-восток, недалеко, у скал.
  • Чёрный камень душ.
  • Редкие свитки «Страх», «Успокоение», «Ярость».

Квесты

  • Является возможной локацией для Radiant -квестов:

Примечания

  • Бой с Вигхаром можно облегчить. После того как он спустится в зал арены, герою нужно побежать обратно и закрыть за собой решётку. Отбежать ещё немного и стрелять с дистанции в Вигхара, стоящего возле закрытой решётки.
  • Недалеко от локации находится Стена Слов (внутри локации Ход Древних). Поэтому есть вероятность, что на пути к Кровавому Трону на протагониста нападёт дракон.
  • В этой локации могут появиться гаргульи и гончие смерти, если установлено дополнение. DG
  • При повторном посещении локации Вигхара может заменить мастер-вампир.
  • Даже после полной зачистки крепости на многих ингредиентах при наведении курсора появляется надпись «Украсть» красным цветом.

Баги

  • У трэлла-вампира не виден уровень. Поэтому он может быть как слабым, на один-два удара, так и равным по силе мародёру.
  • У Вигхара и вампира, который находится вместе с ним в зале, может не оказаться ингредиента Прах вампира после смерти.

V Международный фестиваль «Театральное вече»

Национальный драматический театр им. Б. Басангова (Элиста, Республика Калмыкия)

Борис Манджиев

Кровавый трон (историческая притча)

Режиссер-постановщик – Борис Манджиев

Художник – Елена Варова

По-домашнему уютно и непосредственно прошло открытие фестиваля «Театральное вече» 23 июня в Кремле. Как бы парадоксально это не звучало по отношению к месту проведения. Теплый вечер, беззаботные стайки ласточек, вовремя скрывшееся за крепостной стеной солнце создали благодушную атмосферу встречи. Официальные слова растворились в воздухе, но и так было ясно, что и организаторы, и участники, и зрители были чрезвычайно рады и находились в предвкушении действа. Сложно сказать, собрал ли фестиваль к пятому году свою аудиторию, ведь он задуман как форум со сменяемой темой – кому-то по вкусу новая драма, а кому-то спектакли о духовности. Но трибуны к девяти вечера на спектакле с названием в стиле исторического боевика не пустовали.

«Кровавый трон» - премьера нынешнего сезона (декабрь 2012 года). И так получилось, что в историю своего театра он может войти с двойной датой. Организаторы предложили режиссеру и актерам эксперимент – перенести постановку из сценической коробки на открытое пространство. То, как гостям удалось освоить кремлевскую площадку, может привести только в безудержный восторг. Если бы не элементы декораций известного проекта «Новгородское Вече», можно было бы подумать, что «Кровавый трон» был специально рассчитан на предлагаемое специфическое пространство. Из сценографии Елены Варовой остались лишь условные элементы – шатры по двум сторонам сцены, серая ткань, будто пылью веков и паутиной затянувшая чужеродные элементы, щиты и флаги, вводящие в историко-этнический контекст сюжета спектакля. Действие же выплеснулось на территорию перед сценой, на лестницу у башни Кокуй. Архитектурная среда Кремля не желала связываться с образами степных кочевников, но очень быстро отступила на задний план. Все-таки, в этом есть некая историческая пикантность – показывать в сердце древнерусского города, вставшего на пути татаро-монгольских завоеваний спектакль о потомках Чингисхана.


Но это так, к слову. На самом деле пьеса Бориса Манджиева исследует только внутренние национальные конфликты, и тема завоеваний проходит стороной. С точки зрения драматургии произведение Манджиева больше напоминает эпическую поэму, состоящую из эпизодов, в каждом из которых транслируется какая-либо мысль через диалоги или иллюстрацию. Истоки сценария происходят одинаково как из возможностей современного условного театра, так и народного представления. Сюжет складывается из рассказов персонажей о событиях за пределами сцены, а действие двигается выстраиванием отношений к поступкам и помыслам героев. Автор однозначен в своей оценке и в тоже время как протагонисты, так и второстепенные герои не наделяются только положительными или только отрицательными качествами. Ни в диалогах, ни в исполнении актеров не преследуется цель психологического осмысления. Наоборот, эмоции и посылы укрупняются до архетипа.


Борис Манджиев не пытается отыскать в истории теплоты человеческого тела или патриотического пафоса. Он с простотой и глубокой изящностью, присущей мифологическому сознанию предков, отдается народной стихии, игнорируемым сегодня законам мироздания. Человеческие амбиции, страсти и стремление к разрушению становятся причиной гибели отдельных людей, за которыми стоит целый народ. Пока правители выясняют отношения, интригуют, где-то за ханским шатром умирают в междоусобицах люди. Не привлекая долгих философских размышлений и поэтической цветастости, театр в «Кровавом троне» достигает практически шекспировского космизма. Каким бы гигантом не казался Менкя-хан (Сергей Адьянов) – он мудрый правитель, воспитал приемного сына, - совершив предательство невесты, гибнет сам и ввергает свой народ в бедствия. По-человечески можно понять Церен-Давана (Бадма Пюрвеев), чья дочь после измены налагает на себя руки. Но, захватив земли Менкя-хана, он стремится истребить его потомство. Намджил-хатн (Тамара Палтынова) – прекрасная и мудрая мать, но узурпировав трон, видит ссору и гибель своих сыновей. И так в каждом эпизоде взыскание частной человеческой справедливости оборачивается небесной карой. Заявленная притчевость реализуется с максимальной ясностью и глубиной.


Кажется, что актеры поют – настолько ритмична и красива речь ойратов. Надо сказать, что будничные интонации у калмыков вполне прозаичны. Но на сцене, отдаваясь песенным народным истокам, актеры существуют в единственно приемлемой для сегодняшнего театра национально-фольклорной форме. Когда пафос обряда, поучения, этикета не реконструируется в этнографическом аспекте. Он рождается из самого существа исполнителя, живущего в контексте исторического прошлого местности. Правда интонации, жеста, костюма, пластических построений не дают уйти спектаклю в этнографическое шоу, но и не попадается на конфликте с драматической системой.


Тут любопытно отметить, что степная экзотика нисколько не заслоняет привычных нам образов и понятий. Тамара Палтынова изображает жену хана степенной и скромной девушкой, а ханшу – властной и могучей, способной разнять скрещенные мечи не столько силой, сколько голосом. А служанка Дулахн (Нина Найминова) при ней – грубоватая, жизнерадостная и недалекая девушка. Их коротенькие диалоги до боли напоминают барышень и их наперсниц русской классики. А юный Наймин (Бюрчя Оргадыков), резвясь с мечами, с легкостью напомнит юного царевича из сказок. Но не только в юморе проявляется наслоение образов и приемов. Страдание матери, потерявшей сына, радость отцовства, желание любви, родовая месть являются общечеловеческими. В спектакле эта сторона даже эмоционально перешивает политическую идею о единении и преодолении личных амбиций.

На удивление, несмотря на поздний час, зрители охотно откликнулись на предложение организаторов побеседовать с актерами. В этом не сказалось большого желания обсудить темы спектакля, актерские работы и проблемы современного театра. Но стремление продлить контакт с замечательной труппой, ее энергетикой. Фестиваль «Театральное вече» следует считать открытым на очень высокой ноте. Судя по афише, все четыре спектакля подобраны так, что не подлежат сравнению. Поэтому можно ожидать каждый раз новой волны эмоций и размышлений. Сегодня встречаемся в Новгородском академическом театре драмы им. Ф. М. Достоевского на спектакле «Йов» Львовского духовного театра «Воскресение».

Королевство Альба образовалось на территории Шотландии в первой половине X века. В 943 году там началась длительная и непрерывная война за королевский трон двух родственных кланов. Один из ее эпизодов, произошедший в 1040 году, описан в знаменитой трагедии Уильяма Шекспира «Макбет».

Название королевства Альба, располагавшегося на севере Британии, впервые появилось при короле Константине II, который сел на его престол в 900 году. Он был отважным воином и царствовал в течение 43 лет. В начале своего правления ему удалось подчинить себе королевство Стратклайд. Однако в сражениях с Англией за приграничное королевство Нортумбрию он постоянно терпел поражения. Согласно хроникам, в 924 году король Альбы «назвал Эдуарда (английского короля. - Прим. авт.) отцом и господином».

Вендетта в горах

В исторических документах отсутствуют упоминания о какой-либо гражданской войне или дворцовых заговорах во время правления Константина II. В 943 году 64-летний король ушел в монастырь, передав престол двоюродному племяннику Малькольму I, а не своему сыну Индульфу. Это положило начало кровавой и беспощадной вражде двух кланов.

Малькольму I Опасному (он же Малькольм Рыжий) было уже больше 40 лет. По одной из версий, его нетерпение как можно быстрее взойти на трон и послужило причиной отречения Константина. Совершив успешный захватнический набег на Нортумбрию, Малькольм расширил границы Альбы до реки Тис. Но через 10 лет своего правления в ходе подавления мятежа на присоединенных землях он был жестоко убит. Единого мнения о причине его смерти в исторических хрониках не существует, но судя по тому, что следующим правителем Альбы вместо сына Малькольма (его звали Дуфф) стал сын Константина Индульф, не исключена версия мести и заказного убийства.

Индульф, носивший прозвище Агрессор, продолжил войны с англичанами и присоединил к своим владениям плодородные земли с замком, который в хрониках именуется «Оппидум Эден». Историки обычно отождествляют его с Эдинбургом - современной столицей Шотландии. После этого Индульф, следуя примеру отца, собирался уйти в монастырь. Но в 962 году был убит наемниками Дуффа.

Желая отомстить за смерть отца, Кулен (сын Индульфа и прямой потомок Константина) собрал армию и выступил против Дуффа, но был разбит. Дуфф Неистовый правил пять лет, в течение которых жестоко подавлял любые мятежи. Он бестрепетно казнил всех заговорщиков, в том числе даже родственников своей жены. Но в 967 году суровый король был схвачен людьми Кулена и убит. Его тело, заваленное кусками торфа, было найдено в канаве.

Кулен Белый процарствовал еще меньше. Хроники характеризуют его как бестолкового правителя и развратника. Он ненавидел церковь и часто совершал жестокие расправы над епископами. В 971 году он силой овладел принцессой Стратклайда. Разгневанный отец девушки собрал сильное войско, осадил замок, где пировал Кулен со своим братом, и велел сжечь все строения. Оба брата сгорели заживо.

Прадедушка Макбета

На престоле Альбы снова закрепился клан Малькольма I. Его сын Кеннет II стал королем в 971 году и сразу же отправился в поход против Стратклайда, чтобы устроить вендетту на могиле своего предшественника Кулена, убившего Дуффа (родного брата Кеннета). Залив Стратклайд кровью, Кеннет со многими другими британскими королями явился в Честер, чтобы засвидетельствовать покорность Эдгару Английскому.

Получив мир на границах Альбы, спокойной жизни в королевстве Кеннету испытать не довелось. В скором времени Амлаф (брат Кулена) заявил свои права на престол, и в Альбе снова началась междоусобная война, длившаяся несколько лет. В 977 году Кеннет разбил армию своего врага, лично убив Амлафа.

После этого Кеннет II правил Альбой еще 18 лет, основав несколько монастырей. Всеми силами он пытался покончить с междоусобицей, изменив правила престолонаследия, чтобы осуществить прямой переход власти от отца к сыну.

В конце царствования Кеннет, согласно новым правилам, объявил престолонаследником своего сына Малькольма II. Это пришлось совсем не по душе Константину III (сыну Кулена), который решил старым и проверенным способом вернуть трон потомкам Константина II. Заговор был организован тайно и чрезвычайно хитро. Основной исполнительницей была выбрана дочь одного из королевских вассалов по имени Финелла. Во время подавления мятежа король казнил ее единственного сына.

На охоте в лесу Кеннет «случайно» встретил Финеллу, которая предупредила его о готовящемся заговоре, а в знак преданности пригласила посетить свое жилище и преподнести королю подарок. В одной из комнат стояла красивая статуя, скрытно соединенная струнами с заряженными арбалетами. Ничего не подозревающий король тронул статую и тут же упал замертво, пронзенный десятком стрел. История, конечно, совершенно фантастическая (в X веке никаких арбалетов в Шотландии не было и быть не могло), однако средневековые хронисты переписывали ее с большим удовольствием.

Наслаждаться властью Константин III Лысый смог всего лишь 18 месяцев. После этого он был убит в междоусобном сражении Кеннетом III (сыном Дуффа и племянником Кеннета II). Детей у Константина не было, и вся дальнейшая борьба за трон происходила уже только между потомками Малькольма.

Малькольм II Разрушитель

25 марта 1005 года в сражении при Монзиварде Кеннет III был убит своим двоюродным братом Малькольмом II (сыном Кеннета II). Первые годы его правления оказались неудачными. Чтобы укрепить свою власть, новый король начал войну с Англией за Нортумбрию, но проиграл первое же сражение.

Англичане не простили дерзкого шотландца и захватили город Дарем, устроив в нем «кровавую парикмахерскую». Они «украсили» стены города отрубленными головами шотландцев, вымытыми и аккуратно причесанными. Женщины, которые причесывали и гримировали отсеченные головы, были достойно вознаграждены. Каждая из них получила по корове.

Малькольм II не стерпел нанесенной обиды и приступил к созданию огромной и хорошо вооруженной армии. Через 10 лет, в 1018 году, он двинулся в поход и под Каремом на Твиде нанес англичанам такое сокрушительное поражение, что, как говорили хроники, «погибло почти все население от Тиса до Твида, со всеми благородными людьми».

В эти годы королевство Апьба достигло своего наивысшего могущества. В его состав вошли все земли до Твида.

Создав крепкое и сильное государство, Малькольм II решил сохранить линию своих прямых потомков. Но его сын умер в раннем возрасте, и престол был завещан им внуку Дункану, сыну старшей дочери.

Трагедия, пережившая века

Всего у Малькольма II было три дочери: Беток (мать Дункана), Донада (мать Макбета) и еще одна - мать Торфинна Оркнейского. Каждый из внуков претендовал на трон, а значит, семена будущего конфликта были посеяны.

После победы над англичанами в 1018 году Малькольм посадил на престол Стратклайда Дункана, который потом унаследовал и трон Альбы. Макбет, двоюродный брат Дункана, мог быть по праву следующим наследником. Но на престол претендовал и еще один внук Малькольма - Торфинн Оркнейский. Чтобы избавиться от конкурента, Дункан предательски напал на его земли, развязав войну.

У Кеннета III, убитого в 1005 году Малькольмом II, не осталось ни одного наследника по мужской линии. Его сын Бойт был вскоре тоже убит королем, а Гилль Когман (муж внучки Кеннета III, которую звали Груох) сразу же после свадьбы в 1032 году был сожжен заживо вместе с полусотней своих людей. Затем Малькольм убил и последнего отпрыска Кеннета III - единственного брата Груох.

Овдовевшая Груох, горя неистовым желанием мести Малькольму за убийство всех своих родственников, снова вышла замуж. На этот раз ее супругом стал внук Малькольма - Макбет, также жаждущий мести за упущенный трон Альбы.

Малькольм II умер в 1034 году, и вся ненависть супругов перекинулась на его внука Дункана, двоюродного брата Макбета, взошедшего на трон Альбы. На шестой год правления Дункана по прозванию Добрый, во время визита короля в замок Макбета, разыгралась та самая трагедия, которую описал в своей знаменитой пьесе Уильям Шекспир. Правда, версия Шекспира далека от исторической реальности - она описывает легенду, популярную в XVI веке. Реальность была более прозаичной и кровавой. В конце концов в 1058 году трон вернулся к наследникам Дункана. В дальнейшем главным врагом шотландских королей стала Англия. Хотя междоусобицы не прекратились, но они уже не принимали такого размаха, как раньше.

Вера Чистякова, Александр Плошинский
gastroguru © 2017